respublika.lt

Гинтарас ФУРМАНАВИЧЮС: Стамбульская конвенция через призму уголовного кодекса с пятью копейками Витаса ТОМКУСА (0)

24 февраля 2021, 23:29:41
Гинтарас ФУРМАНАВИЧЮС

Уже некоторое время в социальных сетях распространяется информация, что против одного из членов Сейма собрано более 300 тысяч подписей - больше, чем нужно для того, чтобы в Литве организовать референдум. Это ответная реакция на собранные культурной элитой 700 подписей против другого его коллеги в Сейме. Разница между этими акциями в том, что первая сопровождается звенящей тишиной, а о второй трубили по всем каналам СМИ. Но это уже давно никого не удивляет.

×
nuotr. 2 фото.
Активистки за права женщин. Фото ELTA

 


Я не поддерживаю ни одну, ни другую акцию. С членом Сейма, против которого собраны те тысячи подписей, лично не знаком, но от коллег доводилось слышать, что это умный и приятный человек. О другом многолетнем члене Сейма у меня тоже есть свое, а не пропагандистами сформированное, мнение.

Моя статья не об акциях по сбору подписей. Эти цифры отражают отношение общественности к определенным процессам, происходящим в государстве. И одним из наиболее важных вопросов, которые будут поставлены на приближающейся весенней сессии Сейма, будет вопрос о ратификации Стамбульской конвенции (дальше буду называть ее просто Конвенция). Литва этот документ уже давно подписала, однако без ратификации в Сейме, у него нет юридической силы.

Вспоминая историю ратификации в Сейме Европейской конституции, которая так и не была принята, чувствую реальную опасность, что и в этот раз документ, который собираются принять, никто не станет читать.

Не хочу полагаться на чужое мнение, поэтому решил ознакомиться со Стамбульской конвенцией сам. Это не очень длинный документ, поэтому кто угодно может его легко найти и прочитать.

В публичном пространстве нам в головы вдалбливается мнение, что это документ, основная цель которого защитить женщин от насилия в ближайшем окружении. Цель благородная и красивая, но разве не хватает действующих на данный момент законов и других правовых актов? Следующий вопрос: а как положения этой Конвенции (если все-таки она будет принята, даже, если члены Сейма ее и не прочитают) повлияют на действующее закнодательство, и прежде всего, на Уголовно-процессуальный кодекс?

Название Конвенции очень короткое, а ее содержание охватывает множество тем, включая и ту, о которой идет так много разговоров. Думаю, что сторонники Конвенции надеются на то, что большинство ее читать не будут или будут читать невнимательно, а суть как раз скрывается в мелких деталях. Если этот документ будет принят, он станет основанием для принятия решений в различных правовых спорах в судах, также необходимо будет откорректировать статьи и сносно действующего на данный момент Уголовного кодекса.

Большинство комментаторов особое внимание уделяют темам Конвенции, посвященным полу и половой принадлежности. Я, как человек, которого уже на протяжении шести лет таскают по судам, как обвиняемого по уголовному делу, посмотрел на Конвенцию совсем с другой стороны. Некоторые статьи вызывают у меня много вопросов. И хотя я уже долгое время являюсь активным пользователем Уголовного кодекса, юридического образования у меня нет, поэтому я поделился своими мыслями с очень уважаемым и очень известным адвокатом Витаутасом Сирвидисом, который любезно согласился меня проконсультировать и поделиться своими мыслями (между прочим, он эту Конвенцию прочитал). По его мнению, основная ее идея в том, что Конвенция, если бы была уже принята, очень сильно повлияла бы и на Общую, и на Специальную части действующего Уголовного кодекса, поэтому невозможно принять только Конвенцию без изменения других правовых актов. Часть положений Конвенции, чего доброго, совсем уничтожат понятие презумпции невиновности.

Итак, давайте возьмем и с точки зрения будущего пользователя просмотрим статьи конвенции, вызывающие множество вопросов:

„34 статья. Преследование

Страны принимают законодательные или другие меры для обеспечения введения уголовной ответственности за повторяющиеся умышленные действия, подвергающие опасности другое лицо и заставляющие это лицо чувствовать себя незащищенным".

Мне никогда не доводилось слышать, что в действующем Уголовном кодексе (УК) недостаточно статей, предусматривающих ответственность за создание опасности для другого человека. В нашем собственном УК есть 145 статья, которая определяет ответственность за издевательства над личностью, однако в 34 статье Конвенции оставлено множество недомолвок: что значит умышленные, повторяющиеся и вызывающие опасность для другого лица действия? Ведь разные люди и опасность понимают по-разному. Достаточно ли несколько раз обратить внимание на человека (даже не будем указывать пол, хотя из преамбулы Конвенции всем и так понятно, что это может быть только женщина), который, почувствовав себя в опасности, уже может надеяться на уголовное преследование посмотревшего? Так, чего доброго, государства, ратифицировавшие Конвенцию, возьмут на себя обязательство ввести уголовную ответственность за такое поведение.

А что с презумпцией невиновности?

"35 статья. Физическое насилие
Страны принимают законодательные акты, которыми закреплено введение уголовной ответственности за физическое насилие над другим лицом."

В Литовском законодательстве это уже давно сделано. Как и в законодательствах других стран. Об этом говорится еще в Шариате, поэтому эта статья совершенно лишняя.

„36 статья. Сексуальное насилие, включая изнасилование
1. Страны принимают законодательные или другие меры для обеспечения введения уголовной ответственности за следующие умышленные действия:
а) насильственное вагинальное, анальное или оральное проникновение в тело другого человека любой частью своего тела или предметом;
б) насильственные сексуальные действия по отношению к другому лицу;
в) принуждение другого лица к совершению сексуальных действий с третьим лицом;
2. Согласие совершать сексуальные действия должно быть добровольным, с учетом всех обстоятельств.
3. Страны принимают законодательные или другие меры, которыми закреплено, что положения 1 части будут применяться и к действиям, совершаемым по отношению к бывшим или нынешним супругам, или партнерам, которые признаны таковыми национальным законодательством."

Все это уже давно предусмотрено, описано и запрещено в нашем действующем УК.

Хочу остановиться на 2 пункте. Представим ситуацию: женщина в баре или клубе знакомится с мужчиной, приятно проводит вечер, потом едут к кому-нибудь из них и по обоюдному согласию интимно общаются. Мужчина поселил в сердце женщины надежду, но через некоторое время он не хочет иметь с ней никаких дел. Женщина (скажем, через несколько месяцев или лет) пишет заявление в полицию о перенесенном ею насилии, и у мужчины нет шансов защититься. Еще помните "Me Too"?

"37 статья. Принудительный брак
1. Страны принимают законодательные или другие меры, которыми закреплено введение уголовной ответственности за умышленные действия по принуждению взрослого или ребенка к вступлению в брак.
2. Страны принимают законодательные или другие меры, которыми закреплено введение уголовной ответственности за умышленное выманивание взрослого или ребенка на территорию другой, не той, где он постоянно проживает, страны или другого государства с целью принудить взрослого или ребенка к вступлению в брак.

Эта норма также уже существует в действующем УК, как альтернативный признак торговли людьми (147 ст. 1 ч. УК ЛР), признак покупки или продажи ребенка (157 ст. 1 и 2 ч. УК ЛР), а также 148 ст. 1 ч. УК ЛР, однако не всем может быть понятно, кого мы должны считать ребенком. Конвенция по Правам ребенка, принятая Объединенными Нациями и наш закон о Защите прав детей, говорят, что ребенком считается лицо до 18 лет, однако есть целая строка исключений, когда разрешается заключение брака лицам, не достигшим 18 лет. Как трактовать подобные случаи? И как понимать насильное принуждение к вступлению в брак? Денежное вознаграждение за согласие выйти замуж - это насилие или нет? А если через какое-то время женщина решит, что заплатили мало? Опять „Me Too"?

„38 статья. Нанесение повреждений женским половым органам
Страны принимают законодательные или другие меры, которыми закреплено введение уголовной ответственности за далее перечисленные умышленные действия:
а) вырезание всех или части женских больших и малых половых губ, клитора, зашивание или нанесение каких-либо других повреждений;
б) принуждение женщин, к совершению любого из перечисленных в пункте а) действий, или предоставление ей средств для этого;
в) поощрение или принуждение девочек к совершению любого из перечисленных в пункте а) действий, или предоставление ей средств для этого";

Конечно, такие практики выглядят жутко, но даже мне, занимавшему должность министра внутренних дел, не доводилось слышать, чтобы в Литве встречались подобные случаи. Кстати, и в официальном исламе такие практики запрещены. Однако, рискуя подвергнуться нападкам религиозных общин, осмелюсь сказать, что редакция этой статьи Конвенции не имеет ничего общего с равенством полов, поскольку существуют многочисленные и очень влиятельные религиозные общины, в которых практикуется обрезание мальчиков (обычно в младенческом возрасте). Конечно, обрезаемые мальчики не могут выразить свое отношение к подобным действиям. Почему не говорится об этом?

„39 статья. Принудительное прерывание беременности и принудительная стерилизация
Страны принимают необходимые законодательные или другие меры, которыми закреплено введение уголовной ответственности за далее перечисленные умышленные действия:
а) прерывание беременности без предварительного и осознанного согласия женщины;
б) проведение операций, целью или последствием которых является утрата женщиной способности естественным путем зачать ребенка, проведение подобных операций без предварительного и осознанного согласия женщины или без понимания ею сути процедуры;"

Все это уже давно подлежит уголовной ответственности, предусмотренной в 142 статье УК. Однако, хоть кто-нибудь из собирающихся ратифицировать Конвенцию, прочтет наш УК? Такая формулировка, как „или если ей непонятна суть процедуры", создает все предпосылки привлечь к уголовной ответственности не только медика, сделавшего аборт, но и гинеколога, который по просьбе самой женщины, применял какой-нибудь распространенный метод контрацепции, поскольку в статье не указывается, что женская репродуктивная функция должна быть утрачена безвозвратно.

„40 статья. Сексуальные домогательства
Страны принимают необходимые законодательные или другие меры, которыми закреплено введение уголовной ответственности или других юридических санкций за любые нежелательные вербальные, невербальные или физические действия сексуального характера, целью или последствием которых является унижение достоинства лица, особенно, если создается пугающая, враждебная, уничижительная, унизительная или оскорбительная обстановка".

Этот пункт заставляет пересмотреть все национальное право, хотя в нашем УК также давным-давно есть 152 статья УК ЛР, запрещающая сексуальное домогательство, а также 169 статья УК ЛР, запрещающая дискриминацию по национальному, расовому, половому, религиозному и другим признакам. Что значит весь этот текст, сваливший в одну кучу цель и следствие? Что имеется в виду под этой „обстановкой"? Литературная фраза - „стояла тишина" - прекрасно может быть признана пугающей и враждебной обстановкой. Что такое этот „нежелательный характер секса"? Может ли отказ от предлагаемого секса, когда отказывается мужчина, быть признан нежелательным (ведь женщина этого желала)? Вся эта словесная беллетристика, как нельзя лучше, представлена в истории „Me Too".

„41 статья. Помощь, соучастие и посягательство
1. Страны принимают необходимые законодательные или другие меры, которыми закреплено, что пособничество или соучастие при совершении наказуемых деяний, определеяемых 33, 34, 35, 36, 37, пунктом а) 38 статьи и 39 статьями данной Конвенции, и, если эти действия совершаются умышленно, они расцениваются как преступление.
2. Страны принимают необходимые законодательные или другие меры для обеспечения того, чтобы попытка совершить преступление, определенное 35, 36, 37 статьями, пунктом а) 38 статьи и 39 статьей, если это делается умышленно, считалось наказуемым деянием".

В 24 статье УК ясно описано, что такое соучастие. Термин „помощь", какой предлагается в этой статье Конвенции, не удовлетворяет понятию соучастие, поэтому такая трактовка внесет сумятицу не только в термины, но очень размоет понятие соучастия. Тоже самое можно сказать и о посягательстве, которое также регламентируется в 22 статье действующего УК; ссылка на намерения также излишня, потому что любое соучастие в нашем УК может быть только преднамеренным и никаким другим.

"42 статья. Неприемлемое оправдание преступлений, включая преступления, совершенные под прикрытием так называемой „чести"
1. Страны принимают законодательные или другие меры, которые обеспечат, чтобы в уголовных процессах, начатых по поводу любого произведенного насильственного действия, внесенного в сферу деятельности данной Конвенции, оправданием его не служила культура, обычаи, религия, традиции или так называемая „честь".
2. Страны принимают законодательные акты или другие меры для обеспечения применения уголовной ответственности к лицу, побуждающему ребенка совершить любое из действий, указанных в 1-й части".

Не углубляясь в многочисленные дискуссии по вопросам культуры, обычаев, религий, традиций, обращу ваше внимание на термин - так называемая „честь". Что это? Попытка одной социальной группы подкинуть свое понятие чести другой? Привлечение детей к совершению преступлений в нашем УК полностью урегулировано 24 статьей, часть 3 УК ЛР, существуют нормы, защищающие детей и в Специальной части УК ЛР, например, весь XXIII раздел „Преступления и наказуемые проступки против семьи и ребенка" поэтому такие нормы излишни.

„44 статья. Юрисдикция"
Статья очень длинная, поэтому целиком можете увидеть ее в самой Конвенции. Ее применение положило бы начало нескончаемым правовым спорам и множественным преследованиям за совершенные преступления, что противоречит основополагающим принципам права и позволило бы преследовать одно и то же лицо в юрисдикциях разных государств и даже в разных правовых системах.

„45 статья. Санкции и принимаемые меры"
1. Страны принимают законодательные или другие меры для обеспечения того, чтобы преступные деяния, признанные таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, наказывались путем введения эффективных, пропорциональных санкций, соответствующих тяжести преступления. Данные санкции в определенных случаях охватывают обвинительные приговоры, определяющие наказание в виде лишения свободы, в некоторых случаях может быть применена экстрадиция.
2. Страны могут утвердить другие применяемые меры, например:
- наблюдение и присмотр за осужденными;
- лишение родительских прав, если интересы ребенка, сюда может входить и защита жертвы, не могут быть защищены другим способом."

Эта статья - очевидная интервенция в другие международные конвенции по правовому урегулированию, ратифицированные Литвой, например - Европейская конвенция о экстрадиции 1957 года.

Следующая 46 статья состоит из множества частей, поэтому давайте рассмотрим каждую ее часть, вызывающую вопросы, отдельно.

„46 статья. Отягчающие обстоятельства

Страны принимают законодательные или другие меры для обеспечения того, чтобы при назначении наказания за правонарушения, признанные таковыми в соответствии с данной Конвенцией, далее перечисленные обстоятельства, если их еще не квалифицировали, как составную часть преступного деяния, то придерживаясь соответствующих положений внутреннего права, они могли бы квалифицироваться, как отягчающие".

В 60-й статье УК указан окончательный перечень отягчающих обстоятельств. Особенно важно то, что, если суд может признать облегчающими ответственность обстоятельствами и другие обстоятельства, прямо не указанные в законе (59 ст. 2 ч. УК ЛР), то перечень обстоятельств, отягчающих ответственность, окончателен и не может толковаться широко, принимая во внимание такие отягчающие обстоятельства, которые не предусмотрены УК. Такая трактовка, которая предлагается в статье данной Конвенции, внесет бесконечную сумятицу в толкование отягчающих обстоятельств, т.к. уже сама формулировка - „может рассматриваться как отягчающие обстоятельства" - противоречит идее европейского права о том, что толкование закона, которое приводит к ухудшению правового положения обвиняемого, невозможно. Кстати, и в 60-й статье действующего УК есть 12-й пункт 1-й части, в котором отягчающим обстоятельством признается и выражение ненависти к группе лиц (без альтернативы - ненависть это из-за половой принадлежности человека или ненависть к женщинам).

„а. преступное деяние, совершено против бывшего или настоящего супруга или партнера, признаваемого национальным законодательством, и, если это деяние совершено членом семьи, лицом, проживающим вместе с жертвой или лицом, злоупотребляющим имеющейся властью;"

В этом случае наши законодатели поторопились и еще до принятия Конвенции дополнили 1-ю часть 60-й статьи УК ЛР 14-м пунктом, где, в сущности, наметили то же самое, однако только в отношении несовершеннолетних лиц - часть преступных деяний (как и в Конвенции), совершенных близким родственником несовершеннолетнего, членом семьи или проживающим совместно лицом, трактуются, как совершенные при отягчающих обстоятельствах. Конвенция предлагает такое правовое урегулирование применять не только к преступлениям, в результате которых пострадали несовершеннолетние, но ко всем имеющимся случаям (разумеется, только против одного из полов). Весьма вероятно, что такое толкование еще больше снизит и так быстро уменьшающееся количество браков. Злоупотребление властью очень напоминает и уголовное дело бывшего члена Сейма К.Пукаса, хотя фактически г.Пукас никакой власти над претендентками в помощники не имел. Сомнительно, чтобы такое правовое регулирование соответствовало принципу равенства лиц перед законом.

„б. преступные деяния или связанные с ними действия совершались более одного раза;"

И опять это противоречит действующему в Литве УК, потому что повторяемость преступных деяний не имеет отношения к отягчающим обстоятельствам.

„в. преступное деяние было совершено против лица, получившего при этом повреждения;"

Вопрос - кто определяет степень повреждений?

„г. преступное деяние было совершено двумя или более лицами, действующими сообща;"

Это также описано в 1-м и 2-м пунктах 1-й части 60-й статьи действующего УК, но руководствуясь 1п. 1 части 60-й статьи УК ЛР, участие в группе (но не в организованной группе) может и не быть признано отягчающим обстоятельством. Конвенция же эту возможность не допускает.

„д. перед совершением преступного деяния были совершены действия, отличающиеся особой жестокостью;"

Вопрос: что такое действия, отличающиеся особой жестокостью? Может ли к этому относиться и психологическое насилие? Если это такие отличающиеся особой жестокостью действия, то они, наверное, и так будут расцениваться по соответствующим статьям специальной части УК.

„е. Преступное деяние было совершено с применением оружия или была угрозой применить оружие;"

Существует 10-й пункт 1-й части 60-й статьи УК ЛР. В нашем УК ясно сказано, что для того, чтобы обстоятельства были признаны отягчающими, оружие должно быть огнестрельным (или взрывным). Вопрос: что Конвенция предлагает считать оружием? Карандаш или шприц с ядом - оружие, или нет?

„ж. в результате преступного деяния жертве нанесен большой физический или моральный ущерб;"

Вопрос: что такое большой ущерб, особенно психологический и кто установит его размер? Достаточна ли оценка самой жертвы, или необходимо обращаться к экспертам?

„з. преступник ранее был судим за похожие преступные деяния."

Вопрос: почему не определено, погашена судимость или нет, и как погашенная судимость может являться отягчающим обстоятельством? Между прочим, в 13-м пункте 1-й части 60-й статьи нашего УК ясно определено отягчающее обстоятельство, если преступление совершено рецидивистом. Конвенции все равно, погашена судимость или нет, и это противоречит положениям статьи 97 действующего УК.

„47 статья. Приговоры, принятые другой страной

Страны принимают необходимые законодательные или другие меры, которые обеспечивают возможность, при определении наказания, обратить внимание на приговоры, вынесенные другой Страной за преступления, предусмотренные данной Конвенцией."

В 1-й части 97-й статьи нашего УК есть такое положение, по которому на основании международных договоров обращается внимание на обвинительные приговоры, вынесенные другими государствами (обвинительные приговоры, вынесенные в государствах-членах Европейского Союза, приравниваются к „литовским"). Представим себе ситуацию: в Литву из Белоруссии эмигрировало лицо, которому в Белоруссии вынесен смертный приговор. Оно совершило в Литве предусматриваемое Конвенцией преступление. Будет ли в Литве по отношению к этому лицу приведен в исполнение смертный приговор?

„49 статья. Общие обязательства
1. Стороны принимают необходимые законодательные или другие меры, которые обеспечат, чтобы расследования и судебные процессы, связанные со всеми формами насилия, были внесены в сферу влияния данной Конвенции, проводились без неоправданной задержки и с должным учетом прав жертвы на всех этапах уголовного процесса.
2. В соответствии с основополагающими принципами прав человека и принимая во внимание понимание насилия с точки зрения полов, Страны принимают необходимые законодательные или другие меры для обеспечения эффективного расследования и судебного преследования преступных деяний, как того требует данная Конвенция".

Вопрос: почему расследование, предусмотренных Конвенцией преступлений, приоритетнее расследований других преступлений?

„52 статья. Запреты
Стороны принимают необходимые законодательные или другие меры для обеспечения того, чтобы компетентным органам были предоставлены полномочия, в случае прямой угрозы, запретить насильнику проживать и ввобще появляться в доме жертвы, или лица, подвергающегося риску насилия, длительное время. Такие меры, по данной статье Конвенции, принимаются, в первую очередь по отношению к жертвам насилия или лицам, подвергающимся риску насилия.

Аналогичная правовая норма действует в статье 1321 Уголовно-процессуального кодекса, и такая норма также является возможным средством уголовного преследования по статье 721 УК - обязанность жить отдельно или не приближаться к пострадавшему лицу ближе, чем на указанное расстояние. Вопрос: что такое достаточно длительный период времени и что такое риск испытать насилие? Если, у подозреваемого в возможном насилии человека нет другого жилья, где он должен жить, как он может видеться со своими детьми?

„54 статья. Расследования и доказательства
Стороны принимают необходимые законодательные или другие меры для обеспечения того, чтобы в любом гражданском или уголовном процессе доказательства, относящиеся к сексуальному прошлому и поведению жертвы, принимались только в тех случаях, когда это уместно и необходимо."

Эта статья достойна особого внимания. Представим себе ситуацию, что расследуется дело об изнасиловании. Жертва лжет, обвиняет мужчину в изнасиловании, а у самой вообще никогда не было половых отношений, но, основываясь на данной статье, она отказывается предоставить доказательства. Или частный детектив собирает доказательства о неверности партнера, что в делах о разводе встречается нередко, однако „рогатый" супруг не может представить эти доказательства, т.к. они противоречат духу и букве Конвенции. Итак, доказать неверность супруга, а также вину в том, что брак распался, становится невозможным. Кстати, 20-я статья УПК ясно описывает, что является доказательствами, так что пришлось бы изменить и ее.

„58 статья. Срок давности
Страны принимают необходимые законодательные или иные меры для обеспечения того, чтобы срок давности для возбуждения любого уголовного процесса по преступным деяниям, в соответствии со статьями 36, 37, 38 и 39 данной Конвенции, был достаточно продолжительным и соразмерным тяжести рассматриваемого преступления, чтобы иметь возможность начать судебное разбирательство после того, как жертва достигнет совершеннолетия".

Вопрос: что называть достаточно большим сроком давности? Как он коррелируется с 95 статьей действующего УК?

Последняя статья, которая вызвала множество вопросов во время чтения данной Конвенции, позволяет делать предположения, для чего вся эта Конвенция выдумана:

„66 статья. Группа экспертов по борьбе с насилием против женщин и насилием в семье"

Ее вторая часть звучит невероятно:

Экспертная группа (GREVIO) состоит минимум из 10 и максимум из 15 членов, в зависимости от пола, географического распределения и опыта работы в различных областях. Члены группы избираются Комитетом Стран из числа кандидатов, выдвинутых Странами, сроком на четыре года с возможностью однократного продления этого срока; кандидаты должны быть гражданами Стран."

Таким образом видим, что эта трактовка со всей очевидностью показывает, что пол или географическое расположение членов группы важнее их экспертных знаний.

Четвертая часть этой статьи, в которой говорится, что „выборы 4 членов GREVIO основываются на этих принципах", очень длинная. После ее прочтения, у меня родилась мысль, а не эти ли эксперты „GREVIO" сами для себя и написали эту Конвенцию, чтобы было чем заняться, а в Литве за деньги из фондов ЕC насоздавали бы еще не один десяток всяких неправительственных организаций, способных только на то, чтобы вызывать хаос в нашем обществе.

Этот обзор не претендует на то, чтобы быть правовым анализом Стамбульской конвенции. Это мои замечания и мое желание обратить внимание общества на те части документа, который предлагается ратифицировать Сейму Литвы, и от которых это внимание пытаются отвлечь, перенаправляя его на тему насилия над женщинами или на новые, для большинства из нас неприемлемые, определения пола. Я вижу в этом документе желание разрушить нормы и понятия, регулируемые УК. Каким бы несовершенным не был действующий УК, однако ратификация Конвенции полностью лишила бы его юридических полномочий.

Наши соседи поляки несколько лет тому назад уже ратифицировали эту Конвенцию.

Она была принята и ратифицирована предыдущим либеральным правительством Польши. Реально же ‚эта конвенция в Польше не действует или еще не прорвалась в общество со свойственной ей агрессивностью, потому что общество еще не достигло настолько высокой степени безумия. В Польше существует неплохо организованное сопротивление различных католических структур „a la „Ordo Iuris"".

Нынешнее польское правительство все еще только пытается инициировать отмену Стамбульской конвенции, взята пауза, потому что из Брюсселя раздался крик и, вероятно, было решено повременить. Все не охватишь, ведь есть и другие фронты, на которых в Польше происходит восстановление суверенитета, в частности, СМИ.

Так что весенняя сессия Сейма будет очень интересной, и мы ясно увидим, насколько важно наше мнение для избранного нами правительства. Видя артиллерийскую подготовку в национальных средствах массовой информации, возвращение в эфир различных оплаченных евроденьгами лиц и деятелей, вновь всплывших на поверхность, благодаря цирку „Me Too", становится ясно, что борьба за традиционные ценности будет долгой и сложной.

Весь текст Стамбульской конвенции найдете здесь.

https://www.facebook.com/gintaras.furmanavicius

Vito Tomkaus trigrašis: Skubantys ratifikuoti Stambulo konvenciją, į pirmą planą stumia skriaudžiamas moteris, dėl kurių esą šis dokumentas būtinas. Tarytum po to girtuokliai smurtautojai puls ant kelių atgailauti... O juk esmė yra visai kitokia. Laikas pradėti ginti vyrus nuo moterų: antai ką trys furijos seime bei vyriausybėje išdarinėja - kaukia nuo jų jau rimti vyrai iš Klaipėdos uosto, geležinkelių, ką jau bekalbėt apie smulkius Lietuvos verslininkus. Net Gitana per jas baigia subobėti. Viskas dėl aklo tarnavimo jankiams, kuriems mūsų valdytojos be dolerių parsidavė. Nespėjo Baidenas net išsižioti apie būtinybę stumti įstatymus palankius tik LGBT, o mūsų liaudies tarnaitės jau guli aukštielnikos pasiruošusios viską į save priimti. Ar neatrodo, kad jau metas įstatymais pažaboti mažumų agresiją prieš absoliučią daugumą? Kiek galima terorizuoti normalias šeimas, lietuvių kalbą ir vaikus su keistomis lytinio švietimo reformomis? Jei to nesuvoksim, ateis laikas, kai ir mums beliks gailiai mykti "Meee to!".

Пять копеек Витаса ТОМКУСА: Торопящиеся ратифицировать Стамбульскую конвенцию, на первый план выталкивают обижаемых женщин, из-за которых этот документ обязателен. Словно после этого пьяные насильники упадут на колени и станут каяться...А ведь суть совсем в другом. Пришла пора защищать мужчин от женщин: например, что три фурии в сейме и в правительстве вытворяют - от них уже стонут серьезные мужики из Клайпедского порта, железнодорожники, что уж говорить про мелких литовских предпринимателей. Даже Гитана из-за них уже почти обабилась. Все из-за слепого служения янки, которым наши правители без долларов продались. Не успел Байден даже рот открыть, чтобы рассказать об обязанности проталкивать законы, благоприятные только для ЛГБТ, а наши народные служанки уже лежат, готовые все в себя принять. Не кажется ли вам, что уже пора законами обуздать агрессию меньшинства по отношению к абсолютному большинству? Сколько можно терроризировать нормальные семьи, литовский язык, и детей странными реформами полового воспитания? Если мы не осознаем это сегодня, придет время, когда нам останется только жалобно мычать „Meee to".

 

Последние новости

Напишите свой комментарий:
 
Опубликовать
Сегодня Завтра   Послезавтра

 

   

+2 +8°

+2 +7°

 

+1 +4°

+8 +15°

+2 +10°

 

+3 +6°

0-6 м/с

0-9 м/с

 

0-8 м/с

       

Ссылки